Поделиться

Почти все взрослые люди, которых я знаю, вспоминают свои школьные годы или с ужасом, или с отвращением. Причины разные: кого-то унижали учителя, кого-то терроризировали одноклассники, кому-то было скучно. Большинство из нас уверено, что школа – институт неизбежный, но опрессивный (прим. – подавляющий): она ломает, и давит, и душит. Некоторые родители принимают решение вовсе отказаться от школьного обучения и практикуют так называемый «анскулинг» (от английского unschooling: un- — 'не’ +  schooling — 'обучение в школе’).

У меня за плечами две школы. Одна, в которой я училась первые два класса, — элитная, передовая и самая крутая в большом городе. Во вторую меня перевели после того, как мама вышла замуж за отчима, и мы переехали в шахтерский поселок Ханженково-Северный.

После фейерверка и удовольствия первых двух классов учёба в моей «Средней школе N1» стала настоящей битвой за выживание, и вот к ней мне пришлось адаптироваться. И не потому что там работали или учились звери: просто это был Марс, другая планета, на которую меня неожиданно забросило. Папа и мама работали – им было не до меня, а мне повесили на шею ключ и отправили жить практически автономной жизнью.

В школе все были хорошими и добрыми, но в раздевалке для девочек меня хотели поколотить. Моим одноклассницам казалось, что я выпендривалась – много читала, много говорила, ярко одевалась и старалась общаться со всеми открыто и искренне. Они же считывали это по-другому: она считает нас тупыми, она затыкает нам рот, она хочет казаться лучше нас и лезет не в свои дела.

Удивительно, но меня так и не побили: мое красноречие выручило меня, мне как-то удалось объясниться и наладить коммуникацию. Самые ярые хулиганки класса стали моими подругами и приходили в гости пообщаться. Поговорить. Потому что больше было не с кем. Я помню эти времена очень остро и ярко – это был момент триумфа, просветления и осознания простого факта: коммуникация решает.

Это я объясняю своим детям сейчас. Когда мы выбирали для них школу, я четко понимала: для меня важна атмосфера, а не образовательный процесс. Читать, считать и подтягиваться на турнике они научатся везде. Но далеко не везде учат доверять взрослым, дружить с ними и со своими сверстниками, проявлять себя в творчестве и любить жизнь — и именно этого я ждала от той школы, особенно начальной, которую я искала для своих детей.

Мы часто приходим к детям в школу и чувствуем там себя малышами – проштрафившимися, виноватыми двоечниками. Делаем реверансы педагогам, платим дань (скорее эмоциональную, чем материальную), стремимся соответствовать правилам и законам непонятной нам системы. И если так себя чувствуем мы, то что говорить о детях?! Все они идут в первый класс с восторгом и желанием учиться, с ожиданием праздника. Как быстро оно проходит? Через полгода? Через год? А потом мы начинаем им твердить: агааа, плохо учишься! Вырастешь – в дворники пойдешь!

Нам повезло: мы нашли школу, к которой нам хочется приобщиться, а не адаптироваться. Здесь в ребенке видят личность. Здесь с ним общаются. Нам все еще надо потрудиться, чтобы выстроить коммуникацию, ведь школа — это все равно система, а мы такие непростые, и не во все нам легко вписаться. Но мы в диалоге, и это — главное.

Но в итоге, школа – всего лишь инструмент. Это не неизбежность и уж точно не самое важное в жизни ребенка. И мы сами виноваты, что делаем из нее какую-то карающую колесницу, жупел, которым пугаем своих детей. Мы сами выбираем им такую школу, где учиться, возможно, престижно, но плохо. Нерадостно. Неинтересно. Тяжело. Школа должна быть нашим другом, помощником в деле воспитания и взращивания наших чад, а на деле она оказывается проблемой, чем-то, к чему мы всей семьей якобы должны адаптироваться. Но, в конце концов, «адаптация к школе» – понятие пустое.